Friz@~
Название: Очки
Автор: Friz@
Бета: Ernst Wolff
Размер: мини, 2248 слов
Пейринг: Дженсен/Миша
Категория: слэш
Жанр: романтика, школа, АУ
Рейтинг: РG-13
Примечание: Мише и Дженсену по 17 лет.
Примечание: Написано специально для WTF Misha's Minions 2014
Саммари: Дженсену совсем не нравятся очки Миши, и он намерен что-то с этим сделать
Дисклеймер: Всех героев любим, ценим, практикуем, создаем сами и с реальными людьми они ничего общего не имеют.

Все началось с обидного прозвища и записки «пни меня» на спине.

Второй удар Миша умудрился получить за ехидное замечание, что «У Эклза на большее мозгов и не хватит», так и пошло — ни дня без подкола или пустяковой перепалки. Да, пусть Миша Коллинз и считался в их классе заучкой — к нему старались не лезть, зная, что при необходимости парень может крепко врезать. В чем Дженсен и убедился на собственной шкуре, в очередной раз попытавшись отнять у одноклассника очки. Хук справа оказался полной неожиданностью, но уже через пару секунд очухавшийся Эклз стремительно дал сдачи, и парни в пылу драки крепко приложились о шкаф, у которого тут же поспешила обвалиться полка, на которой стоял любимый цветок преподавателя. Как следствие — наказание, а именно — уборка класса после урока. Естественно, обоим. Худшего наказания придумать было нельзя.

— Идиот, — недовольно пробормотал себе под нос Дженсен, пытаясь отмыть доску от мутных белых разводов. Миссис Перкинс терпеть не могла это дело, а получать лишний подзатыльник не хотелось.

— Кто бы говорил, — Миша в другом конце класса хмыкнул и, поправив очки, продолжил подметать пол, на котором чего только не обнаружилось, начиная с крошек и заканчивая заколками и шпорами.

— Вообще-то драку начал ты, — Дженсен бросил тряпку, и та с громким шлепком приземлилась на парту. Коллинз на это лишь выгнул бровь, игнорируя недовольную интонацию одноклассника: не хватало им еще раз подраться.

— Вообще-то ты попытался забрать у меня очки, — спокойно ответил парень, заканчивая с первым рядом и принимаясь за второй. Эклза ответ явно не устроил.

— А что такого-то? Ты же не слепой, как крот. У тебя минус два на оба глаза, весь класс в курсе.

Миша смерил его убийственным взглядом, и рукоять веника хрустнула в его руках, показывая крайнюю степень раздражения, но Дженсен, кажется, совсем этого не заметил.

— Чего такого? Да ты мне покоя не даешь с начала года! — И это было, если не странно, но интересно точно, потому что вплоть до выпускного класса Дженсен Эклз считал его чем-то из разряда интерьера, но никак не человеком, и тут на тебе. Первый учебный день последнего года, и тут же подначка от главного задиры школы - и так до сегодняшнего момента. — Чего ты ко мне привязался?

— Может, тебе без очков лучше, — пожал плечами Эклз, и Миша так и застыл, не совсем понимая, что он только что услышал, ведь сказанное никак не вязалось с заданным вопросом. Эклз при этом гипнотизировал взглядом стоящую на подоконнике герань и пытался хмуриться, но выходило чересчур наигранно. Это что, был комплимент из разряда «кажется, я это сказал вслух»?

— Что?

— Линзы. Контактные. У твоих очков дико толстая оправа. Ты сразу такой хипстер. У моего брата такие были — кошмар, — Дженсен так и продолжал базарить в сторону герани, пока брови Миши пытались выйти за пределы его лица. У парня было только одно объяснение происходящему: он моргнул, и за это время пришельцы похитили настоящего Дженсена и подменили его на того парня, которого он видит сейчас перед собой. Ну, или он действительно умеет разговаривать как нормальный человек. Почему только раньше так не делал? — В общем... Мне было интересно.

— Как я без очков выгляжу? — вопрос был задан таким тоном, словно Коллинз только что узнал, что Земля круглая. Дженсен решил, что простого кивка будет достаточно, и поспешил отвернуться к доске и сделать вид, что ничего не говорил последние пару минут. Мишу подобная реакция вогнала в ступор. Он хотел спросить, нельзя ли было просто попросить, но быстро понял, что это совсем не в стиле, да и не в правилах такого человека, как Дженсен Эклз. Он же хулиган и задира, а такие не просят, а требуют. Но почему он тогда сейчас не строит из себя придурка, как обычно? Миша положил веник на один из стульев и, поразмыслив над всеми за и против, аккуратно стянул с носа очки, часто моргая. Как и сказал Дженсен — кротом он не был, но картинка все равно немного смазалась, от чего Эклза словно размыли по краям. Коллинз постоял так еще секунду, а потом громко хмыкнул, привлекая к себе внимание. — Ну как?

Дженсен обернулся, и насколько Миша мог видеть, удивленно вскинул брови и, кажется, даже приоткрыл рот. Хороший это знак или плохой? Внезапно Коллинз почувствовал себя невообразимым идиотом и, густо краснея, поспешил нацепить очки обратно, тут же отворачиваясь и хватая веник со стула — он так и не подмел второй ряд. Зачем он вообще снял очки? Его же не просили! Из копошения в собственных мыслях его выдернул оклик Эклза и внезапные слова:

— Тебе без очков лучше.

— Серьезно? — Мише захотелось приложиться лбом о злосчастный шкаф. Что он делает? Этот парень ему спокойно жить не давал последние полгода, а теперь сыпет какими-то странными комплиментами. К чему это вообще? А он сам тоже хорош — пошел на поводу, теперь расхлебывать. Ну уж нет, дудки. — В смысле... Какая разница.

— Почему ты линзы не носишь?

Коллинз замялся и теперь уже насовсем отложил веник в сторону, поворачиваясь к Эклзу и натыкаясь на любопытствующий взгляд. Черт его знает, может это была какая-то непонятная магия классной комнаты или отведенного им наказания, но сейчас Дженсен выглядел совсем по-другому, вел себя иначе... Может, сейчас вершился тот самый момент, когда начинаешь видеть во враге стоящего собеседника и меняешь свое отношение к человеку, Миша не знал, но и послать Эклза, как десять минут назад, уже не хотелось.

— В очках удобней. — И это была правда. Он мог бы носить линзы, но не хотел, предпочитая проверенные очки, пусть и старомодные.

— А в линзах красивее.

Миша прыснул, широко улыбаясь, и Дженсен недоумевающе уставился на него, пытаясь понять, чего смешного он сказал.

— Тебе важно, как я выгляжу?

Дженсен понял, что прокололся с последней фразой, и его уши тут же вспыхнули маковым цветом, придав парню довольно нелепый вид. Впрочем, он тут же поспешил ухмыльнуться и, сложив руки на груди, заявил:

— Носил бы линзы — давно бы девушку себе нашел. — Теперь уши заалели уже у Миши. И не только уши, а еще и переносица, от чего Эклз уставился на него совсем уж неприлично пристально. — Ого. У тебя лицо...

— Не твое это дело, — пробурчал себе под нос Миша и, схватив веник, принялся яростно подметать пол, стараясь уйти от дальнейшего разговора. Ему не нравилось, во что все выливается, слишком уж личное это было.

— Ну, может и не мое... — пробормотал ему в ответ Дженсен и, оставив в покое доску, которая все равно не желала отмываться, развернулся и направился прямиком к Коллинзу, сам пока не понимая, что конкретно намерен сделать, но, стоило им поравняться, как идея пришла в голову сама. Миша не успел среагировать, как Эклз сорвал с его носа очки и согнул пополам. Пластик хрустнул и переломился пополам, а одна из линз выскочила из оправы.

Миша в шоке уставился на одноклассника, а через секунду, так и не дождавшись ответа, со всей силы ударил его веником.



Миша чувствовал себя неуютно. Все смотрели на него так, словно в первый раз видят, а линзы, которые дала ему мама, были дико неудобными, хоть и рассчитанными на его зрение. С утра мама вручила ему упаковку, после чего Коллинзу осталось лишь любезно поблагодарить её и пялиться на себя в зеркало около сорока минут, пытаясь понять, как эти силиконовые штучки вставлять в глаза. С горем пополам у него это получилось, но теперь одноклассники буквально таращились на него и, даже оказавшись на своем привычном месте за первой партой, Миша продолжал чувствовать, что ребята даже не думают отводить от него глаза.

Где-то за пять минут до конца урока ему в затылок прилетела записка, так любезно брошенная Дженсеном с задней парты. На клочке бумаги было написано: «Я же говорил!»

Стоило звонку раздаться, как перемена прекратилась в каторгу: каждый из класса решил, что это его долг — подойти к Коллинзу и сказать, как хорошо/интересно/странно он теперь выглядит. Девочки внезапно стали смотреть на него дольше обычного, а Джессика даже подошла и поинтересовалась, не занят ли он в эту субботу и пригласил ли его уже кто-нибудь на танцы.

Тогда-то Миша и вспомнил, что в этот уикенд должна была состояться вечеринка, организованная школой в честь... чего-то там. Каждая девушка обязана была появиться там, и не одна, а с кавалером. Одного Коллинз не понимал — какое отношение к этому имеет он.

— Эммм, — промямлил он, пока девушка в окружении подружек ожидала его ответа. — Прости, Джессика... Я занят в эти выходные, так что никак...

Джессика расстроилась и ушла ни с чем, а Дженсен Эклз, сидя на задней парте, усмехнулся и поставил в тетрадке черточку.

Потом была Мари, Анна и Сара — все, как одна, интересовались танцами. Дженсен перечеркнул четыре нарисованных вряд черточки и прикрыл рот рукой, сдерживая смех. Мише же эта ситуация смешной не казалась.

— Чего ты смеешься? — не выдержав, поинтересовался он, когда девочки ушли, и они остались в классе наедине. Снова.

— Я же тебе говорил, что в линзах тебе лучше.

Коллинз сузил глаза и отвернулся, принимаясь переписывать с доски домашнее задание. По второму кругу. Уши снова начали гореть.

— В них дико неудобно, — он отложил ручку в сторону и тяжело выдохнул. Дженсен же поднялся со своего места и быстро достиг парты Миши, впрочем, тормозя также резко, как и сорвался с места. — Что еще?

Коллинз посмотрел на замявшегося Эклза и нутром почуял неладное. Безумно захотелось надеть очки на нос, но... их ведь теперь не было. И это раздражало.

— Тебя четыре девочки пригласило, — Дженсен пожал плечами.

— И?

— Джессика красивая.

— И? — Миша выгнул бровь, переставая понимать, куда ведет этот разговор. До конца перемены оставалось три минуты.

— Почему отказался?

Коллинз потупился и задумался. И вправду, почему? Он не особо гнался за женским вниманием, в отличие от одноклассников, но все же.

Ответ, конечно же, был гораздо проще, чем все варианты, что успели прийти ему в голову.

— Я не умею танцевать, — решил признаться Миша и тут же отвернулся, не желая обсуждать эту тему тет-а-тет с Эклзом.

— Я тоже не умею, — улыбнулся Дженсен, и Миша почувствовал, как наружу рвется совершенно неуместный смех.

— Врешь.

— Вру. — Эклз рассмеялся, и Коллинзу внезапно расхотелось огрызаться в ответ. Да, он целенаправленно сломал его очки, но, тем не менее, не оскорблял его сейчас и не строил из себя придурка, которым был обычно.

— Ты изменился, — Миша улыбнулся, оборачиваясь, и Дженсен поспешил нацепить на себя безучастное выражение лица, что было совершенно не нужно, ведь Коллинз давно понял, как это работает. — Не знаю, с чего ты так резко поменял ко мне отношение, но...

— Ты пойдешь со мной в субботу на танцы? — резко выпалил Эклз, перебивая его, и у Миши брови поползли на лоб от услышанного.

Прозвенел звонок.

***

Уточнить, что Дженсен имел в виду, Коллинз смог только после школы, и то пришлось ловить Эклза по всей территории, пока они не оказались в тупике, а именно — на автобусной парковке меж двух автобусов. Миша был не в духе — уставший, злой и запыхавшийся. Ну, кто ж знал...

— Дженсен!

— Я ничего такого не имел в виду, — попытался отвертеться Эклз, но Коллинз лишь подошел ближе на пару шагов и выжидающе сложил руки на груди, осматриваясь, чтобы понять, куда он вообще забежал, преследуя одноклассника. И они снова оказались наедине. Дежавю.

— А что имел? — Миша нахмурился, ожидая ответа, и потянулся пальцами к переносице, чтобы поправить очки, которых на месте, конечно же, не было. Это обескураживало. — Ты... позвал меня на танцы? — он, не моргая, посмотрел на Дженсена, пока тот, наоборот, старался смотреть куда угодно, но не на него.

— Послушай... — Дженсен в несколько шагов подошел к Коллинзу вплотную, и тот опешил. Но Дженсен, схватив за руку, не дал ему отойти. — Я просто скажу правду, хорошо? — Миша кивнул, хоть и первым побуждением было убежать. Он ведь совсем не знает Дженсена. — Ты мне нравишься.

Коллинз помолчал пару секунд, после чего прыснул, даже не думая вырвать руку — теперь ситуация резко перестала казаться ему серьезной.

— Ну да...

— Я серьезно.

Миша перестал улыбаться и посмотрел на Дженсена, который и впрямь не спешил рассмеяться в ответ или отвесить одну из своих шуточек — он покраснел и смотрел куда-то вбок.

— Ты... серьезно?

Эклз кивнул, и Коллинз сузил глаза, приглядываясь. С чего ему было верить? Может, это все было частью какого-то гигантского розыгрыша.

— Поцелуй меня.

— Что? — лицо Дженсена стало цвета спелого помидора, но он тут же нахмурился. Выглядело это забавно. Миша же продолжил гнуть свою палку:

— Если ты не врешь, то поцелуй меня.

Логики, по мнению Коллинза, в этой ситуации было ужасающе мало, но одно он знал наверняка: если происходящее было частью розыгрыша, то Дженсен ни за что не станет его целовать. А в том, что это очередная не смешная шутка, Миша не сомневался.

Дженсен на подобное предложение отреагировал странно: он сначала мялся на месте несколько секунд, после чего стал переводить взгляд с Коллинза на асфальт и обратно. Что и требовалось доказать.

— А я думал, что ты правда изменился... — пробубнил себе под нос Миша и уже почти развернулся, чтобы уйти, как Дженсен потянул его за руку, которую все еще держал, и неумело, но решительно поцеловал в губы, мягко приобняв за шею.

Коллинз отстранился и замер, понимая, что не знает, куда деть глаза, а губы все еще помнили это мимолетное прикосновение, не желающее исчезать. Эклз поднял на него глаза и, чувствуя, как горят уши и щеки, спросил еще раз:

— Миш... Ты пойдешь со мной на танцы?

Коллинз вспыхнул.

Все слова мгновенно пропали — он просто уставился на Эклза так, словно впервые увидел. Он. Его. Поцеловал.

— Нас не поймут.

— Можем шифроваться, — Дженсен пожал плечами и улыбнулся впервые за то время, что они провели здесь. Миша рассмеялся, представляя, как один из них приходит на вечеринку в платье и на каблуках. А что, неплохо.

— Только...

— Чур, девушка — ты, — Эклз посмотрел на Коллинза и наконец отпустил его руку, отходя на пару шагов. Миша пожал плечами на подобное предложение и рассмеялся.

— Хорошо. Но прежде я тебе скажу кое-что. — Он поправил лямку рюкзака на плече и, не спеша, направился в сторону входа со стоянки — сегодня ему предстояла длинная ночь, полная уговоров Рейчел одолжить ему хоть одно платье, в которое он вообще влезет, а в том, что она согласится быть соучастницей со всем этом, сомневаться не приходилось, как-никак, с детского сада знакомы.

— Что?

Миша остановился и, посмотрев на Дженсена через плечо, сказал:

— Это был мой первый поцелуй.

@темы: Fanfiction, RPS