00:33 

[Fanfiction] "Соната фа минор №118"

Friz@~
Название: Соната фа минор №118
Автор: Friz@
Бета: анонимный доброжелатель
Размер: мини, 2497 слов
Пейринг/Персонажи: ведьмак!Дженсен/Джаред
Категория: пре-слэш
Жанр: мистика
Рейтинг: G
Краткое содержание: Дженсен вернулся в свой старый дом спустя 20 лет и обнаружил там Джареда.
Дисклаймер: Все персонажи являются полностью вымышленными и никакого отношения к реально существующим людям не имеют.
Награды: Второе место на конкурсе Плед в авторском голосовании и третье в читательском.




Соната:

Дженсен замер на пороге, с удивлением отмечая, что ключ не подходит к замку. Но что самое интересное — дверь стала другой. Он улыбнулся самому себе, вспоминая, как в спешке покидал этот город, инсценировав собственную смерть. Конечно же, после такого дом продали — ведьмы, с которыми Дженсен жил здесь без малого двадцать лет назад, никогда не упускали возможности заработать на чем угодно. Они продали дом.

Дженсен хмыкнул и щелкнул пальцами. Дверь отворилась, пропуская его внутрь. Он поставил чемодан на пол и вздохнул, все свечи на этаже тут же вспыхнули, заливая помещение теплым оранжевым светом. Все тот же мраморный пол, белые стены, фортепьяно в углу — подумать только, все осталось на своих местах. Все, вплоть до мелочей, вроде вазы с цветами на комоде.

— Как будто не уезжал, — Дженсен засунул руки в карманы и не спеша направился к фортепьяно, пытаясь не перебирать в памяти болезненные воспоминания и не впасть в ностальгию.

Он слушал голоса людей, живших здесь после него и шабаша — яркие события всегда впитывались в стены, независимо от того, положительными они были или отрицательными. Голоса шептали ему о том, что этот дом часто переходил из рук в руки, что ни одна семья не смогла продержаться тут больше года, и часто все заканчивалось убийством.

Дженсен сел за фортепьяно и поднял крышку, вспоминая, сколько людей на его памяти умерло в этом месте — неудивительно, что последующие хозяева сошли с ума и оставили все на своих местах.

Инструмент был чистым, ни пылинки. Дженсен прислушался. Наличие Чайковского в репертуаре предыдущих хозяев приятно удивило. Их было мало — всего трое, но все без исключения имели хороший музыкальный вкус и любили коротать вечера за импровизацией и вариациями.

Стоило Дженсену коснуться пальцами клавиш, как голоса замолчали, уступая место музыке. Он остановил свой выбор на «Сонате фа минор № 118» Доменико Скарлатти.

Первые аккорды гулко разнеслись по помещению, нарушая тишину, и Дженсен улыбнулся, буквально ощущая, как в дом возвращается прежняя атмосфера. За окном завывал прохладный апрельский ветер, ветки деревьев стучали по стеклу, а здесь звучала музыка и потрескивали свечи — как в тот вечер, когда Дженсена якобы сожгли.

Мелодия продолжала литься, а перед глазами яркие огненные всполохи пожирали ткань, кожу и кости. Пламя жгло, обволакивало в смертоносный вскипающий кокон, не давая выбраться. Кровь запекалась и трескалась ломаным узором на веревке, обхватившей руки тугим узлом. Запах гари, сладковатый аромат горящего тела наполняли воздух. И ни единого крика, ни единого стона.

Дженсен остановился и шумно вдохнул — по коже поползли ожоги. Все-таки эта соната оказалась слишком мелодичной, чтобы передать тот хаос, что сейчас бушевал внутри Дженсена. Может, стоило сыграть Бетховена?

Дженсен едва успел вернуть коже нормальный вид, как со стороны лестницы послышались шаги.

— Прощу прощения, если я вас разбудил, — Дженсен аккуратно опустил крышку и, поднявшись со скамьи, повернулся к человеку, который замер на верхней ступеньке.

Мужчина. Заспанный, в пижамных штанах и футболке, волосы растрепаны.

— Кто вы? — сонным голосом поинтересовался он, переводя взгляд с Дженсена на горящие свечи, потом на дверь и фортепьяно. — Как вы вошли?

Дженсен пожал плечами.

— Вы не заперли дверь.

Услышав подобное заявление, нынешний хозяин дома поспешил спуститься вниз и лично удостовериться в этом. К его удивлению, дверь и правда оказалась не заперта, у входа стоял чемодан, а незнакомец так и продолжал смотреть, не моргая.

— И вы решили зайти, зажечь свечи и сыграть на фортепиано? — хозяин закрыл дверь и кивнул на инструмент.

— Вам сейчас интереснее узнать, что именно я играл, — Дженсен подошел и протянул ему руку. — Меня зовут Дженсен.

Мужчина неуверенно замялся, но все же подал руку в ответ.

— Джаред.

— Очень приятно, Джаред.

Дженсен разорвал рукопожатие и, взяв свой чемодан, направился в гостиную, чем порядочно озадачил Джареда. Он все еще пытался понять, зачем Дженсен забрался в его дом, зажег свечи и сел играть на фортепиано, ведь он не мог не понимать, что шум привлечет внимание. И все это вместо того, чтобы забраться в комод в поисках драгоценностей или забрать столовое серебро, которого на кухне предостаточно. Странный вор. И вор ли? Какой вор станет грабить дом в официальном костюме, недешевом на вид, да еще и с багажом.

— А вы куда?

Джаред вошел в гостиную, и хоть в ней было темно, лунного света, проникающего в прикрытые шторами окна, хватало, чтобы рассмотреть, как ночной гость достал какую-то бутылку из чемодана.

— У вас найдутся бокалы?

Дженсен повернулся, и Джареду показалось, что его глаза, подобно кошачьим, сверкнули зеленым. Воздух будто нагрелся. Джаред не верил в сверхъестественное, но в этот момент ему стало не по себе.

Риэлтор, конечно, рассказала про ведьм и озвучила список смертей в этом доме за последние три года, но Джаред тогда лишь рассмеялся, предположив, что все произошедшее здесь не более чем плод больной фантазии людей, которые сами себе придумали монстров под кроватью. За полгода в этом доме не произошло ничего. Никаких голосов, призраков, хлопающих дверей, летающих предметов. Портреты на стенах, бесспорно, немного нервировали, но Джаред решил оставить все на своих местах. Сам не зная почему.

— Найдутся, — прошептал он внезапно севшим голосом и поспешно направился на кухню, размышляя, что мешает ему выставить незнакомца из дома. Дженсен не выглядел как психопат или маньяк, но было в нем что-то такое, отчего у Джареда волосы вставали дыбом. — Жуть, какая... — пробурчал он себе под нос и достал из шкафа пару бокалов. Нет, определенно, что-то с этим Дженсеном не так. Самое странное, что его лицо показалось Джареду знакомым, но он никак не мог вспомнить откуда. — Бред.

Джаред помотал головой и направился назад в гостиную, где Дженсен уже устроился в кресле.

— Я сейчас включу свет, — Джаред только потянулся к выключателю, как рука сама остановилась и застыла на месте, словно невидимые пальцы сомкнулись на запястье и удерживали его.

Джаред почувствовал на себе тяжелый взгляд и не решился повернуть голову. Он начинал нервничать.

— Не стоит, — Дженсен щелкнул пальцами, свечи зажглись и тут. Джаред медленно повернулся. — Ты принес бокалы?

Джаред кивнул, Дженсен поднялся с кресла и взял бутылку за горлышко. Пробка с громким хлопком выскочила сама.

Дженсену нравилась эта ситуация — напуганный взгляд, учащенное сердцебиение. Когда он последний раз являл свою истинную сущность такому вот типичному обывателю, который ни во что не верит? Обычно этим промышляли дамы. Они приглашали в дом мужчин, очаровывали их и пользовались в свое удовольствие. Плотские утехи по своему желанию всегда были пунктом в списке привилегий, которые давало колдовство. И хоть Дженсен и не поощрял подобное поведение, сам поступал также, разве что предпочитал беседу. Любая девушка велась на речи Дженсена, стоило ему открыть рот. Но с мужчинами всегда было интересней. И секс не являлся обязательным завершением вечера.

Бокал звякнул, соприкоснувшись с горлышком, и Дженсен налил вина сначала Джареду, потом себе.

— Красное? — Джаред посмотрел на темную жидкость в бокале, на поверхности которой играли светло-оранжевые отблески, и постарался придать голосу как можно более спокойный тон.

— Угадаешь или подсказать?

Дженсен сделал первый глоток, не разрывая зрительного контакта, и Джаред почувствовал, как его руку отпустили. Они стояли почти вплотную.

— Я не знаток.

— Тогда я просто скажу, что вино замечательное, — к облегчению Джареда, Дженсен отошел от него и вернулся в кресло, снова пригубив вино. — Не стой на пороге, садись.

Стоило Дженсену это сказать, как невидимые руки потянули Джареда к дивану и усадили с такой силой, что вино чуть не выплеснулось. Пить не хотелось совершенно, но что-то подсказывало Джареду, что его заставят сделать и это, если он откажется. Так что он поспешно сделал глоток и выдохнул. Вино и правда оказалось вкусным.

— Так что вы играли? — Джаред не хотел смотреть на своего нового знакомого, но и тут голова повернулась сама собой. Дженсен снова смотрел ему в глаза. Наверное, он всегда смотрит в глаза.

— Доменико Скарлатти, «Соната фа минор № 118».

Дженсен поставил бокал на столик и положил руки на подлокотники кресла, наконец отводя глаза, и стал осматривать помещение. Здесь тоже ничего не поменялось. Даже его портрет, такой же мрачный, как и все остальные, висел там же, где и двадцать лет назад — прямо у Джареда за спиной.

— Красиво, — тот тоже хотел отставить бокал, но он словно приклеился к ладони. Пришлось оставить его в руке.

— Давно ты здесь живешь, Джаред? — Дженсен перестал рассматривать картину и снова сконцентрировал внимание на нынешнем хозяине.

Внешность? Внешность не главное, но Джаред действительно был хорош собой, даже растрепанный и в пижамных штанах. Подобные мысли пробуждали определенного рода интерес, но Дженсен успел одернуть себя, прежде чем на Джареде стала бы рваться футболка.

Джаред нервно заерзал на месте, чувствуя, как незваный гость взглядом чуть ли не прожигает в нем дыру.

Дженсен усмехнулся. Видимо, он и вправду давно не играл в эти игры, или это дом сводил его с ума, возвращая в те времена, когда Дженсена считали последней скотиной и ненасытным любовником. Когда это было…

— Полгода.

Джаред сделал большой глоток вина, надеясь, что алкоголь хоть самую малость поможет притупить подступающую к горлу панику. Ему казалось, что Дженсен не похож на маньяка? Джаред ошибся. Дженсен был кем-то или чем-то похуже.

— И как, — гость с любопытством прищурился, — хорошо спится?

— Вы не человек?

Вопрос повис в воздухе, и Дженсен почувствовал, как губы растягиваются в ухмылке. Чертов дом. Не стоило сюда возвращаться.

— Не совсем, — Дженсен поднялся и в пару шагов оказался напротив Джареда, который каким-то образом смог обойти чары и опустил голову вниз, впериваясь взглядом куда-то себе под ноги. Он дышал ровно, но сердце билось часто и руки подрагивали, как и вино в бокале. — Допивай.

Это не прозвучало как приказ, но Джаред все равно допил остатки.

Свечи начали гаснуть одна за другой, погружая комнату в полумрак. В воздухе смешались пряный аромат вина и запах расплавленного воска.

Дженсен обхватил пальцами Джареда за подбородок, заставляя поднять голову и посмотреть себе в глаза. Совсем близко.

Джаред замер, стараясь не паниковать, но света осталось совсем мало. Что будет, когда он совсем погаснет? Словно услышав его мысли, Дженсен оставил последние три свечи и отпустил его.

Где-то внутри все еще бурлила неумная жажда. Жажда крови? Близости? Мести? Дженсен не мог понять — по венам бежала адская смесь, которую пробудило это место, десятилетиями впитывающее в себя души мучеников и убитых.

Земля здесь пропиталась кровью и была щедро сдобрена плотью и костями. Такое не проходит бесследно — в этом Дженсен убедился на собственной шкуре. Почему же Джаред за полгода не сошел с ума? Почему даже сейчас — напуганный, встретившийся с тем, во что не верит, — он все равно сохранял спокойствие?

Дженсен оттянул ворот его футболки и подцепил пальцем черную веревочку, выуживая кулон в виде небольшого металлического цилиндра. Амулет? Оберег? Определенно. Не самый сильный, но достаточный, чтобы отклонить простейшие чары и защитить носителя от негативного воздействия в духовном плане. Хотя бы на время.

— Полгода, говоришь? — Дженсен отпустил амулет и направился к собственному портрету.

Как только полотно оказалось в паре шагов, он повернулся, и Джаред на мгновенье перестал дышать. Вот где он видел Дженсена раньше! На картине. В реальности на него смотрело то же лицо, только глаза... глаза были живыми.

Дженсен тихо щелкнул пальцами, и свечи снова зажглись — ярче обычного, а уже через секунду пламя начало плавить воск с ужасающей скоростью. Огонь дорожками побежал вниз, перекидываясь на мебель, пол, шторы, а Дженсен продолжал стоять на месте, словно так и должно было быть.

— Что ты делаешь?! — Джаред подскочил с дивана в порыве потушить начинающийся пожар, но так и застыл на месте, не в силах пошевелиться. — Отпусти меня!

Он не слышал того вопля, который слышал Дженсен. Сотни душ взвыли в унисон. По зеркалу поползли трещины, наполняя комнату противным визгом, словно кто-то скреб по стеклу когтями. Джаред зажал уши руками. Зеркало разлетелось вдребезги, и осколки посыпались на пол.

Пламя уже охватило шторы и теперь резво бежало по ковру. Дженсен потянул Джареда на себя, и огонь, словно по контуру, обошел их, поворачивая в коридор и дальше, к лестнице. Мрамор не горел, но огненные языки принялись пожирать стены, окрашивая их в угольно-черный.

Дженсен плевать хотел на портреты и потерянное убранство, но с грустью наблюдал, как пламя заскользило по лакированной крышке фортепиано. Оно горело недолго — через пару минут ножки инструмента заскрипели и с треском переломились. Фортепиано рухнуло на пол, разлетаясь в щепки, клавиши разметались по полу, струны стали заворачиваться в тугие спирали, а Дженсен слышал музыку, слышал последнюю, сыгранную сегодня сонату. И дом сгорал под нее, кричал от бессилия, вопил раненым зверем.

Дженсен не обращал внимания. Джаред стоял рядом с ним, в ужасе наблюдая, как трескаются оконные стекла, как плавится краска на старых портретах, уродуя лица, как пламя танцует вокруг. Без жара. Без запаха гари. Без рези в глазах от дыма.

Джаред не успел ничего сказать, как Дженсен повернулся к нему и ударил ладонями в грудь, нашептывая что-то себя под нос. Еще пара слов, очередной удар... И Джаред не понял, что произошло.

Его словно втянуло в воздух, и он упал. Упал в никуда, через мгновенье ударившись спиной о жесткий песок, и обнаружил над собой темное, полное туч небо. Холодный ветер приятно коснулся кожи, а до ушей донесся шум прибоя и крики чаек. Что произошло?

Джаред раскинул руки в стороны, сгреб ладонями песок и попытался прийти в себя. Ноги отнялись, голова трещала и дышать было тяжело. Оставалось надеяться, что он ничего себе не сломал. Прошло около получаса, прежде чем Джаред смог сесть и осмотреться.

Пустынный пляж. Порывы ветра свистели в скалах и поднимали песок в воздух. Судя по тучам, надвигался дождь, а футболка совсем не грела, так что Джаред просто подобрал под себя ноги, стараясь расслабиться.

Он мог бы подняться и уйти, но из головы не шел Дженсен. Спалил ли тот дом вместе с собой или выжил? Размышляя над этим, Джаред вспомнил про свои оставленные вещи и громко выругался, впечатывая кулак в землю. Он еще злился какое-то время, но потом остыл и стал просто смотреть на море и периодически спускающихся к воде чаек.

Кем бы ни был Дженсен — тот дом был частью его жизни. Видимо, не самой лучшей. И пусть он сжег его, но... что делать теперь Джареду? Куда идти? Босиком, в пижамных штанах и футболке, без документов, без денег... По пустынному пляжу. Джаред шумно выдохнул и еще раз прокрутил в голове все произошедшее. Теперь он был готов поверить в сверхъестественное, вот только какой от этого прок?

Внезапно сзади раздался шорох, и, повернувшись, Джаред увидел Дженсена — он все еще был в костюме, который местами обуглился, лицо испачкано золой, и пахло от него так, словно дом решил прокоптить его как следует, перед тем как рухнуть.

Дженсен сел на песок и отбросил дымящийся пиджак в сторону. Джареду снова показалось, что глаза его знакомого свернули зеленым, и в тот же миг ветер перестал дуть. Опять магия?

— Так кто ты?

Дженсен снял обувь вместе с носками и вытянул ноги, облегченно вздыхая. Наконец он мог мыслить ясно, не идя на поводу у внутренней темной сущности.

— Ведьмак.

Джаред ничего не ответил на это, лишь сказал:

— Ты мне должен.

Дженсен улыбнулся. Вот как? Они знакомы всего ничего, а он уже влез в долги.

— Я верну.

Волны мягко накатывали на берег, оставляя за собой шлейф из белой пены. Думать не хотелось совершенно. Пару часов назад они пожали друг другу руку, выпили по бокалу вина и оказались в центре пожара, а теперь сидят на пляже и смотрят на море. Дженсен уже начал прикидывать, как завязать беседу, как Джаред протянул ему руку.

— Привет, — произнес и улыбнулся. — Меня зовут Джаред.

Дженсен застыл, не ожидая подобного жеста. Конечно, Джаред не мог предположить, что все сложится именно так. Никто бы не смог. Но если так вышло?

Дженсен подал ему руку и улыбнулся в ответ:

— Дженсен.

@темы: Fanfiction, RPS

URL
   

Кладовка незадачливого клипмейкера

главная